гвардейская лента
avia.karelfront.ru


Алексей Дмитренок

Последний таран сорок первого.


8 декабря 1941 года в результате упорных кровопролитных боев, неся огромные потери, Красная армия, оставив еще один город сумела стабилизировать положение Карельского фронта, и заняла оборонительный рубеж, который продержался почти три года.

Именно в эти дни совершил свой подвиг замечательный летчик, наш земляк, Николай Репников. Его имя носят улицы, его именем названо училище, за право носить его имя еще совсем недавно боролись пионерские отряды и трудовые коллективы.
Многие знают, что ему присвоено звание Героя Советского Союза, кто-то знает, что он был летчиком и погиб, совершив таран, но мало кому известны подробности его подвига, хотя за прошедшие пол века об этом написано немало. В Карелии подвиг Репникова стал легендой, и как любая легенда оброс различными неточностями и вымыслами.


Репников Hиколай Федорович - старший лейтенант, командир эскадрильи, 152 ИАП 103 САД Кар.Фр., коммунист, 4 декабря 1941 у г.Медвежьегорска Карельской АССР в бою с превосходящими силами врага тараном с лобовой атаки уничтожил истребитель противника.
Сам погиб.
Родился в 1914 году. Русский.
Его детство и юность прошли в городе Пудоже и Петрозаводске. Окончил 7 классов, школу ФЗУ Онежского завода, работал слесарем-инструментальщиком. Без отрыва от производства окончил аэроклуб, а затем Высшую парашютную школу.
В Советской Армии с 1936 года. Вначале проходит службу инструктором-парашютистом в авиадесантной части. О своей мечте летать на истребителях пишет в письме К.Е.Ворошилову. Был переведен в истребительную авиацию и с декабря 1939 принимал участие в боях с белофиннами, награжден орденом Красного Знамени.
В Великой отечественной войне участвовал с первых ее часов. 7 ноября 1941 г. награжден орденом Ленина, а 22 февраля 1943 посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Это все что мы можем прочитать в официальной биографии.

Для того чтобы понять как произошел этот таран и почему опытнейший летчик пошел на крайнюю меру необходимо знать обстановку на Карельском фронте на и всю череду событий предшествовавших четвертому декабря.

30 декабря 1939 года в самый разгар Зимней войны на аэродроме Войница (Калевальский район) из истребительных авиаэскадрилий (иаэ) 72-го, 80-го смешанных,19-го, 38-го и 68-го истребительных авиаполков был сформирован 152 истребительный авиаполк (ИАП) под командованием майора С. Я. Симоненко. На вооружении пяти эскадрилий полка были знаменитые истребители Поликарпова И-15 бис и И-153 "Чайка".

После боевых действий 152-й ИАП был сосредоточен на аэродроме города Петрозаводска. В Бесовце полк был переформирован, в нем остались эскадрильи бывших 72-го и 80-го авиаполков, и пополнился 12-й отдельной иаэ. Летом сорокового года полк был переведен в Архангельск на аэродром Кегостров.

Именно там, в составе противовоздушной обороны Северного фронта (ПВО С.Фр.) полк вступил в воздушные сражения Второй Мировой войны.

17 сентября 1941 года в составе двух эскадрилий (26 И-153 и один У-2) под управлением старших лейтенантов, командиров авиационных эскадрилий Барковского и Репникова полк перебазировался из Архангельска на аэродром Сосновец. В это время штаб Карельского фронта находился в Беломорске и задачей полка становится прикрытие с воздуха этого города. Полк сразу включается в боевую работу.

Уже 21 сентября в журнале боевых действий полка появилась запись:


"с 7.00 до 19.00 выполнено 36 самолетовылетов на уничтожение живой силы и подавления артиллерии противника. Задание выполнено. Общий налет 45 часов 15минут. Ранен командир эскадрильи Барковский, самолет имеет повреждения. Репниковым сбит один самолет противника Фоккер (тип ФД 21)".
[стилистика документа сохранена. А.Д.].
Финские архивы подтверждают потерю в этом районе одного самолета Фоккер но другого типа "CX" [в русском написании - тип С 10. А.Д.] бортовой номер "FO-7I" из LeLv 10 (10-я авиаэскадрилия). Экипаж самолета в составе штурмана K.O. Salmi и пилота Е.A. Ginstrцm вели воздушную разведку над рекой Онда, и был сбит истребителем. Разведчик упал на южной стороне Ругозеро, пилоты погибли.

Николай смог проявить себя не только как великолепный летчик истребитель, но и как мастер наземных штурмовых атак. Утром 30 октября пять самолетов вылетели штурмовать наземные войска противника в район Покровское. Как позже доложили экипажи, две бомбы старшего лейтенанта Репникова попали в середину колонны, перевернуто до шести подвод, убито четыре лошади и до взвода пехоты.

Не всякого летчика награждали в сорок первом году, в то время когда войска Красной Армии терпели поражение за поражением, и еще не было совершено ни одной значительной победы над врагом. Тем боле значим факт получения командиром авиаэскадрильи 152 ИАП Николаем Репниковым высшей советской наградой Орденом Ленина. О своем награждении Николай узнал, находясь в Архангельске, тогда же был сделан тот знакомый всем последний прижизненный фотоснимок летчика в парадной летной форме в белой рубахе, в галстуке, с тремя кубиками в петлицах.

В Архангельске полк получил английские истребители "Харрикейн" (Harricane). За две недели летчики были пересажены с вертких "Чаек" на абсолютно отличающиеся в пилотировании "тупые английские чемоданы". Чему могли научиться летчики, даже опытные, за такой короткий срок догадайтесь сами. (На "Харрикейне" весной сорок второго погиб прославленный ас Северного Флота Борис Сафонов, до того летавший на И-16). 16 ноября полк вновь приступил к боевой работе на Карельском фронте в составе 103 смешанной авиационной дивизии.

Вот что писал о тех тяжелых днях секретарь ЦК Компартии Карело-Финской ССР и член Военного совета Карельского фронта Геннадий Николаевич Куприянов, непосредственный участник событий:


28 ноября противник подтянул к Медвежьегорску свежую пехотную бригаду, полк шюцкоровцев и батальон танков. На следующий день, финны вышли с юга на дорогу Чебино - Медвежьегорск в тыл нашим войскам, оборонявшим город с запада.

52-й полк вступил с ними в бой и дал возможность 15-му и 155-му полкам, а также истребительным подразделениям и партизанским отрядам отойти по бездорожью на северо-восток в район Беломорско-Балтийского канала севернее его Повенецкой лесницы.

4 декабря ударная группировка противника, в которую вошли свежие силы, начала яростные атаки на город с запада. Уже на второй день финны ворвались в Медвежьегорск. В самом городе принял бой лишь один 126-й полк. Он же оказывал сопротивление и на дороге Медвежьегорск - Пиндуши - Повенец.

Оставшиеся на южном участке обороны части 313-й дивизии и 131-й полк 71-й дивизии 6 декабря пробились в захваченный противником город…

В ночь с 6 на 7 декабря части 71-й и 313-й дивизий по льду отошли на восточный берег в район деревень Оров-Губа и Габсельга. Отошли они вовремя: ударная группировка противника, преследуя наш 126-й полк по дороге от поселка Пиндуши, 7 декабря утром форсировала канал. Танки финнов ворвались в Габсельгу. Наши части сильной контратакой отбросили прорвавшихся финнов на западный берег канала. В момент их отхода советские саперы взорвали шлюзы Повенецкой лестницы. Потоки воды поглотили остатки финского авангарда с их танками и артиллерией…

Пришел конец нашему отступлению. После 8 декабря войска Карельского фронта не отступили больше нигде на огромном пространстве от полуострова Рыбачий до реки Свирь".

4 декабря 152 ИАП вел напряженную воздушную работу обычную для того времени.


"12.55 - 14.10 три самолета вылетали для разведки противника в районе разъезда № 13 западной части Медвежьегорска, Пар.Губа, Камсельга, Кумса, Покрова. Задание выполнено. Вели воздушный бой в двух километрах южнее Крив с семью истребителями противника Хенкель и Ме-109, в результате боя два самолета противника были сбиты, один самолет противника Ме-109 в лобовой атаке был протаранен ст. лейтенантом Репниковым, летчик погиб" [стилистика документа, написание географических названий и типов самолетов сохранена. А.Д.].

На самом деле никаких Мессершмиттов и Хенкелей там не было и финны потеряли всего один самолет. Дело в том, что в начале войны путаница в определении типа самолета была присуща нашим летчикам, а приписками в свою пользу грешили все без исключения. Как произошел этот короткий, скорее похожий на стычку, бой лучше всего рассказал в своем отчете один из участников событий финский летчик старший сержант Вассинен (Vassinen).

Около 13.00, над Вичкой, в воздушном бою участвовали: [на Morane-Solnier 406, истребитель французского производства, чем-то напоминающий Ме-109, вот откуда путаница в определении типа самолета. А.Д.] Mesinen, Jussila, Vassinen, Tomminen; и на Harricane Репников и Иванов или Басов.

Четверка финских истребителей шла строем "ступенька двух пар", вторая пара на двести метров выше и на триста метров сзади первой. Неожиданно снизу сзади передний самолет ведущей пары "моранов" был атакован двумя русскими "Харрикейнами".

Первым залпом из пушки Tomminen, который летел вторым, попал в кабину Репникову. Было видно, как снаряды рвут бортовую обшивку, машину повело вверх.

В то же время Иванов/Басов [кто именно участвовал в этом бою выяснить пока не удалось. А.Д.] попал в кабину Tomminen, самолет которого заваливаясь на крыло, ударил неуправляемый истребитель Репникова.

У "Харрикейна" отвалилось крыло, и он в беспорядочном падении рухнул на землю. Финский истребитель перевернулся на спину, перешел в пике и врезался в землю, никто из летчиков даже не пытался выпрыгнуть с парашютом. Иванов/Басов пошел на таран ведущего всей группы, и Jussila пришлось отворачивать. Оставшийся "Харрикейн" не изменяя курс и скорость, скрылся в облаках.

Оба самолета упали на финской территории. Самолет Репникова был осмотрен 10.12.41 - это был Harricane II В, заводской номер: ВD-761. При осмотре воронки с обломками MS-406 "MS-329" обнаружены останки пилота T.Tomminen.

Это была первая встреча финнов с Харрикейнами. BD 761 был окрашен в черный цвет и нес синий круг с красным пятном. Этот самолет прежде принадлежал ночной эскадрилье RAF 253 (английских ВВС). 12 октября 1941 года этот самолет был отправлен в СССР. Позже финны использовали части этого самолета при ремонте других своих Харрикейнов.

То, что в воздухе столкнулись два неуправляемых самолета, а таран фактически пытался совершить другой, неизвестный летчик, ни в коей мере не умаляет боевых заслуг Николая Федоровича Репникова, отдавшего жизнь за свою Родину и нашу Победу.

На протяжении многолетней работы в различных архивах автору этих строк не удалось найти никаких упоминаний о захоронении Репникова, однако на братской могиле в городе Сегежа в отдельном списке значится: "Герой Советского Союза старший лейтенант Николай Федорович Репников".

Как появилась эта надпись? Не верится, что тело погибшего пилота вывезли с территории оккупированной финскими войсками, или в сорок четвертом после освобождения Медвежьегорска его похоронили не в ближайшей братской могиле в освобожденном городе, а увезли за полторы сотни километров в Сегежу. Так же не увенчались успехом попытки найти место падения этих двух самолетов в районе Вичка.



в поисковых экспедициях с 1995 года